Точка невозврата

Специалисты давно доказали: алкоголизм — это болезнь. Причем, болезнь, очень тяжело поддающаяся лечению. Многие и вовсе считают, что алкоголизм неизлечим. Возможна лишь ремиссия, а насколько долго она будет продолжаться, зависит от самого больного и его окружения. Алкоголизм не щадит никого. Он подчиняет своей власти как простых работяг, так и звезд эстрады, как стариков, так и подростков.
Болезнь не знает рангов
В начале июня по одному из центральных телеканалов прошел цикл передач, героиней которых стала известная телеведущая Дана Борисова. Суть в следующем: Дана, к сожалению, страдает этим заболеванием, однако долго не желала этого признавать. Жизнь в прошлом популярной телезвезды и ее родных превратилась в ад. Страдали самые близкие люди: дочь и мать Даны, но, к сожалению, самостоятельно сделать ничего не могли, а выносить сор из избы и обнародовать эту проблему стеснялись. Но наступил момент, когда скрывать стало уже невыносимо, и мать Даны, боясь, что наступит точка невозврата, обратилась на телевидение.
Друзья Даны обманным путем (а в этом случае ложь была только во благо), отправили ее в реабилитационный центр в Тайланде, где спустя некоторое время телезвезда признала-таки, что больна и согласилась лечиться. Пребывание и лечение в центре очень дорогое, — как хорошо, что друзья Даны не поскупились и оплатили его.
Но то — звезда. С обычными, среднестатистическими людьми такие чудеса происходят редко…
Беда одна не ходит
Вячеславу (назовем его так) тридцать лет. Выпивать он начал еще в шестнадцать. Так случилось, что отец многодетного семейства, в котором Славик был младшим сыном, трагически погиб. И Славик начал «заливать» горе. Поначалу — пивом. Потом в ход пошли более крепкие напитки. Надо сказать, что семья Славика очень благополучная, и алкоголиков в ней никогда не было, он стал первым.
Поскольку семья с такими проблемами никогда не сталкивалась, тревогу они начали бить слишком поздно, когда Славик начал выносить из дома вещи. Поначалу это были банки с заготовками на зиму, потом мамины нехитрые драгоценности, после — бытовая техника. Поначалу родные пытались воздействовать на Славика словами, однако увещевания не произвели на него положительного эффекта. Наоборот, как только родные начинали разговор о его неправильном образе жизни, Славик начинал закатывать истерики, кричать о том, что у него горе, и он никак от него не отойдет, а посему — не смейте, мол, его трогать. Те отступили, — и правда ведь, — горе.
В один из непродолжительных периодов трезвости он женился, родился сын. На какое-то время Славик перестал пить, устроился на работу. Жена попалась хорошая, работящая, заботливая. Разумеется, выкрутасов Славика, которые начались буквально сразу после рождения ребенка, она терпеть не стала. Он снова вернулся к маме, и начал пить, да с удвоенной силой. Теперь он «страдал» не только по отцу, но и по сыну, который растет безотцовщиной. Причем, видеться с ребенком Славику никто не запрещал, но он предпочитал, напившись, плакать над фотографией. Алиментов, кстати, не платил. Не с чего было, с работы-то выгнали.
Родные просто не знали, что предпринять. Идти лечиться он отказывался, поскольку, как любой алкоголик, болезни своей не признавал. И семья решилась на крайние меры. В интернете они нашли контакты реабилитационного центра, в который принимали больных, не спрашивая их желания. Скинувшись братьями-сестрами, заплатили за пару месяцев. И в один из дней нагрянули с утра пораньше «в гости». Славик был, как ни странно, трезв. У него как раз случился «момент просветления». Он засуетился, побежал ставить чай, начал делиться планами на будущее. Но родные, уже умудренные горьким опытом, пропускали эти слова мимо ушей. А через несколько минут в квартиру вошли два добрых молодца, скрутили ничего не понимающего Славика, и, в буквальном смысле, унесли в автомобиль.
Надежды не оправдались
Как рассказывали его родным специалисты центра (видеться с родственниками и друзьями пациентам строго воспрещено, даже звонить нельзя), полтора месяца он бунтовал, потом попривык. И вроде бы стал поправляться, — осознал, что болен, а это, как известно, первый шаг к выздоровлению.
Пробыл в центре Славик полгода (за оставшиеся месяцы пришлось заплатить матери), больше средств оплачивать дорогостоящие пребывание и лечение у женщины не было. Продержался в трезвости по возвращению домой он ровно столько же. За это время он нашел высокооплачиваемую работу, сошелся с женщиной, старше себя на 10 лет, да с двумя детьми. Родные махнули рукой на выбор Славика — его бывшая жена давно вышла замуж, и сына воспитывал новый муж, разбитую чашку склеить было уже невозможно. Хорошо, хоть кто-то «позарился».
Вроде и зажили неплохо, но тут «случился» Новый год с затяжными выходными, и Славик потихоньку начал «пригублять».
Вот, собственно, и все. Славик пьет, с работы уволили, гражданская жена плачет и собирается его выгнать. Родные опустили руки. Видимо, точка невозврата уже была пройдена.
Точка невозврата. Какие страшные слова. А ведь можно было не допустить такого развития событий. Отбросив ложный стыд, начать бить во все колокола, когда болезнь только «подкрадывалась»…
А всем нам, обществу, пора понять — чужой беды не бывает. Сегодня она пришла в дом к соседу, а завтра может нагрянуть к тебе. Уделяйте больше внимания своим детям и родным. Не будьте равнодушными.

Юлия ЗАВЬЯЛОВА